«Бывшие люди»

«Бывшие люди»

«В августе по доносу попа Бастрыгина и начальника почты богача Закревского члены артели были арестованы и отправлены в Новониколаевск»

С. А. Богомяков. «Летопись совхоза «Предгорный».

В этом отрывочке, использованном в статье «Лидия Афанасьевна»(№27-29 «Восхода» за 10 марта 2012 г.), речь идет о членах коммуны «Муравейник», появившейся в Карагуже в начале 1918 года, а Лидия Афанасьевна — учительница местной школы, жена Ивана Оксиненко, одного из организаторов коммуны. И буквально через два дня после публикации позвонила организатор внеклассной работы Карагужинской основной школы Валентина Романовна Рогозина: «А знаете, у нас и фотография священника Бастрыгина есть! Они вдвоем с матушкой попадьей в 1914 году фотографировались в Бийске. И самое интересное в том, что эта фотография подписана и подарена как раз Лидии Афанасьевне Оксиненко. И такая сердечная, дружеская подпись!..» (см. снимок)

Ну, в том, что настоятель местной церкви Яков Бастрыгин с уважением относился к учительнице Оксиненко, ничего удивительного нет, ведь учеников местного одноклассного училища они обучали вместе: он — Закону Божию, она — грамоте.

А что касается доносов на членов коммуны — а был ли он, этот донос? Да и нужен ли? Ведь о коммуне «Муравейник» знал каждый житель и Карагужа, и окружающих поселков и деревень вплоть до Ташты и Тайны, если не дальше. И, пожалуй, назови ее мужики не коммуной, а артелью, то никого налетевшие в село белые власти и не арестовали бы? Существовали же самые разные артели до 1917-го и в Старой Барде, и в Соусканихе… А вот коммуна, коммунары — это уже Французской революцией, Парижской коммуной отдает.

Ни в одном из списков репрессированных ни после Гражданской войны, ни в 1933-м, ни даже в 1937м Якова Бастрыгина (как и Закревского) нет. А это значит, что они смогли покинуть эти места. Иначе был ли донос, не было ли его — на Соловки или в Туруханск батюшку вместе с матушкой отправили бы, как священника из Соусканихи Михаила Гусева в 1934-м или Тимофея Ежкова из Пильно, или еще Андрея Лалетина из Чапши — оба в 1933-м году. Это как раз после доклада Сталина на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), в котором «бывшие дворяне и попы, кулаки и подкулачники, бывшие белые офицеры и урядник» были названы вождем «бывшими» людьми: «Эти бывшие люди расползлись по нашим заводам и фабрикам, по нашим учреждениям и организациям (…) и главным образом, по колхозам и совхозам (…) пакостят и вредят рабочим и крестьянам, Советской власти и партии…» Ату их!

Это и было обоснованием и программой репрессий. А. Д. Лалетин расстрелян в свои пятьдесят два года, как и И. А. Азанов, священник из села Никольского, в его семьдесят с лишним. И церкви позакрывали — в апреле 1938-го — в Соусканихе, в январе 1939-го — в Пильно и Елее, в феврале — в Никольском, в апреле — в Березовке.

А до Якова Бастрыгина в 1911 году священником Карагужинской церкви был отец Иоанн Орлов. Это при нем начинала работать учительница Лидия Афанасьевна Оксиненко.

Автор: Виталий Докучаев с. Быстрянка

 91 total views

Восход

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.