Сохранил и приумножил

Сохранил и приумножил

За свою жизнь он посадил тысячу гектаров леса,
построил сотню домов, вырастил троих детей

13 мая Павлу Филипповичу Попову, старейшему лесоводу Красногорского района, исполнился 81 год. Он не спеша достраивает новую баньку: в прошлом году сложил сруб, в этом – сделал навес. Мечтает летом побывать в тайге, полюбоваться дорогими сердцу красотами предгорий и хотя бы на мгновение перенестись лет на тридцать-сорок назад, снова почувствовать себя хранителем несметного зеленого богатства.

   Чтобы вспомнить детали своей жизни, Павел Филиппович закрывает глаза, и через секунду нужные фрагменты прошлого всплывают из дальних уголков памяти. Начинается интересный рассказ. И даже не чувствуется, что между мной и моим собеседником почти шестьдесят лет разницы в возрасте: он в курсе последних новостей, лихо вворачивает модные словечки, остроумно шутит и дает дельные советы. Поразительно, сколько в этом человеке простоты и глубины одновременно, улавливающихся в каждом взгляде, случайном жесте и окладистой седой бороде. Он сразу напомнил мне Льва Толстого, известного писателя, всю жизнь стремящегося к крестьянскому труду и единению с природой. И эта схожесть оказалась не только внешней.

Риск – дело обыденное…

В 1953 году вернувшийся из армии выпускник Бийского лесхоза-техникума приехал в Макарьевский лесхоз на должность инспектора охраны леса. Здесь же он познакомился со своей женой, верной спутницей жизни, Надеждой Ивановной, молодой сельской учительницей.
    — Весной 1954-го меня отправили на лесопосадки в Верх-Бийское лесничество пешком в половодье по бездорожью, — здесь Павел Филиппович рассмеялся. — Пятьдесят верст – расстояние порядочное, учитывая местные природные условия. Обратно решил добраться побыстрее – соорудил плот из бревен, забивших речку Тебезю, и на нем отправился вниз по Бии. В районе с. Куют увидел, что горят леса. Подумал, это же моя работа. Остановился в селе, нашел председателя. Тот заверил, что ситуация контролируется. И я со спокойной совестью поплыл дальше. Ночью в кромешной тьме нарвался на тополя, от которых насилу отбился. Добравшись до Сосновки, еще 12 километров шел пешком. И к пяти утра наконец оказался дома. Вот такие были командировки, — собеседник снова добродушно улыбнулся.
    Передвигались лесники в те времена либо пешком, либо на лошадях. Наш герой никогда не пользовался проторенными путями, он прекрасно ориентировался на местности и выбирал ближайший путь, пусть даже приходилось идти по бурьяну в три метра высотой. Во дворе и сегодня стоит старенькая бричка, на которой лесник не раз преодолевал расстояние от Красногорского до Фрунзе. Однажды на этой извилистой дороге его застал сильный буран. Мело страшно, дорогу занесло так, что ни зги не было видно. Лошадь, почуяв спасение, сама вывела путников в деревню Алешкино, там и пришлось заночевать.
    — Я места себе не находила от волнения, — вспоминает Надежда Ивановна, — в те годы часто случалось, что люди так и оставались погребенными в сугробах, не выбравшись из метели. А тут не вернулся муж домой, одни страшные мысли в голове бродили. К обеду прибежала из лесничества женщина. «Жив твой, — говорит, — позвонил только что»

…а лес – благородное

С 1962 года Павел Филиппович работал лесничим в Красногорском. Его вклад в лесовосстановление и озеленение района трудно переоценить. В общей сложности он участвовал в посадке 1000 гектаров леса в райцентре, Верх-Каже, Соусканихе, Зыково, Луговом, Усть-Ише, Быстрянке, вдоль Чуйского тракта. Большого труда стоило не просто посадить сосновые саженцы, но и помочь им прижиться, уберечь от скота. Даже устраивали круглосуточные дежурства на местах лесопосадок. А однажды сторож отпросился у лесничего помыться в бане на пару часов. Вернулся – вытоптали животные молодые деревца. Зная не понаслышке, какой заботы стоит каждое новое дерево, весть о сгоревших насаждениях Павел Филиппович воспринимает как личную трагедию.
    Сосновый бор у детского лагеря «Орленок» — тоже детище Попова. Впрочем, как и сам лагерь. Летние домики для ребятишек срублены красногорской бригадой, как и практически все двухквартирные дома в райцентре. В ныне несуществующем с. Каянча в год производили срубы для 44 семей.
    С высоты прожитых лет и профессионального опыта Павел Филиппович не мог не коснуться современных проблем, связанных с лесом. Крупных пожаров в его бытность он не припоминает. Говорит, люди бережнее относились к природе, да и глубоко в лес не ходили. Это теперь по дорогам на машинах можно забраться вглубь и творить все, что вздумается. А еще тридцать лет назад воровали редко, ну срубят одну-две лесины без разрешения. Лесники (а их было 16 против одного сегодня на ту же территорию) имели право составить акт на любого нарушителя. А суд никогда не отказывал в иске, и все, беззаконно посягнувшие на древесину, несли наказание.
    2011-ый – Международный год лесов. Это отличный повод рассказать не только о лесной отрасли в ее современном состоянии, но и вспомнить, с чего все начиналось. А у истоков стояли люди, как правило, старой закалки, высоких принципов и с несгибаемой волей. Эти качества Павел Филиппович пронес через всю жизнь. Он и сегодня на коне, потому что современной молодежи до него еще расти и расти. Но как приятно, что есть у кого поучиться.    

ВОПРОС-ОТВЕТ

— Павел Филиппович, не жалеете о выбранной профессии?
    — Однажды один товарищ, с которым мы вместе учились в техникуме, задал мне точно такой же вопрос. А он, к слову сказать, ни дня не проработал в лесном хозяйстве. Я ему ответил, что лес – это вся моя жизнь, не пустая и бесполезная, а нужная и благородная. Все мои увлечения связаны с ним. Я сильно люблю собирать грибы, ягоды. На пенсии разводил пчел, держал пасеку. Коровка была своя и лошадь, но недавно пришлось все продать, тяжеловато стало.
— Надежда Ивановна, легко ли быть женой лесника?
    — Помню, уедет Паша в лес на месяц с инвентаризацией или ревизией. Ребятишки малые совсем, все приходилось делать по хозяйству самой. Ему тоже тяжело приходилось – поскачи на коне день и ночь. Паша – человек энергичный и во всем любит порядок, поэтому очень ответственно подходил к своим поручениям. До пяти отработает в лесничестве, а потом снова на коня – и в тайгу. И так всю жизнь. Но, несмотря на трудности, мы смогли вырастить двух дочерей и сына. А теперь у нас еще 6 внуков и правнук, чем очень гордимся.

Автор: Ольга Лисица

Фото: Ольга Лисица

 33 total views

Восход

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.