Участник парада на Красной площади

Участник парада на Красной площади

Среди фотографий, бережно хранимых в семье Музюкиных, есть одна, привлекающая особое внимание. На черно-белом снимке — молодой мужчина в военной форме. Это Алексей Антонович во время Великой Отечественной войны. Невольно возникает вопрос, как сохранилась карточка в таком отличном состоянии, а ответ на обороте в надписи: «На память сестре, 3 марта 1942 года».

Родные бережно хранили этот сделанный в перерывах между боями и отправленный из-под Москвы в далекое сибирское село Усть-Ишу снимок как талисман или амулет, охраняющий их любимого сына и брата и обещающий вернуть его домой целым и невредимым. Судьба была добра к Алексею, и он вернулся домой с войны живым — что и было самым важным.

Все было позже, а до этого, как и полагалось, восемнадцатилетний устьишинец был призван весной 1940 года на действительную военную службу в Красную Армию и направлен в Иркутск. Все было в диковинку деревенскому пареньку: и города большие, и улицы ровные, и техника, какую даже и на картинках не приходилось видеть. Стал изучать азы военного дела, получил специальность механика-водителя танка БТ-7.

Вспоминает Алексей Антонович, как проходили первые учения в марте 1941-го: «На полигоне были «красные» и «синие». Танк мой ходил на авиационном бензине и по хорошей дороге мог разгоняться до 90 км в час. Масштаб учений удивлял — такого скопления разной техники даже представить трудно было. Удалось и пострелять из 45-миллиметровой пушки. Тогда мне, мальчишке, все казалось игрой. А уже в июне полк отправили на станцию Реутово (правда, мы об этом узнали только по прибытии), а потом и в саму Москву. На осадном положении город был — на домах зенитки стояли. Ждали врага, готовились к обороне».

7 ноября 1941 года А.А. Музюкин стал участником парада на Красной площади, и почти сразу их часть отправили в Челябинск за танками Т-34. А потом были ожесточенные бои под Сталинградом, на Орловско-Курской дуге, о чем ветеран не любит вспоминать. «Да и что может увидеть механик-водитель из танка? — рассуждает Алексей Антонович. — Только кусочки боя, как фотокарточки, из которых общая картина не получается, да направление движения, куда командир указывает».

В конце 1943 года в боях под городом Севском танк Алексея подбили и, выбираясь из него, боец был тяжело ранен. Более полугода провел в госпиталях. Рассказывает, что самые тяжелые минуты пережил не в боях — там некогда бояться было, а когда его, раненого, перевозили из медсанбата в госпиталь. «Налетели фашистские самолеты и стали стрелять из пулемета по санитарным машинам. Ходячие соскакивали, прятались кто где — под машинами, телегами, за деревьями, на обочине, а лежачие и сдвинуться не могли. Что мне делать? — улыбаясь, добавляет мужчина. — Я достал из-под головы соломенную подушку и накрыл ею голову. Вроде звуки самолета и стрельбы глуше, да и не вижу ничего — не так страшно».

Вернувшись в Усть-Ишу, Алексей направился в колхоз. Тут же председатель заставил восстанавливать «полуторку», чтобы возить из Бийска топливо для уборочной. «До этого женщины на лощадях в город ездили. Поставят бочку на телегу — и пять дней туда-обратно. Лошаденки ведь самые плохонькие в деревнях оставались, их не погонишь быстрее. А я на «полуторке» в Бийск да обратно за день оборачивался, да не одну бочку привозил».

Вспомнился еще один, теперь кажущийся забавным случай. В один из дней уборочной принесли ему из военкомата повестку. Взял ее Алексей и отправился к председателю колхоза — надо ведь в райцентр ехать, иначе за дезертира примут. А председатель ему говорит: «Для нас топливо важнее, садись за баранку и в Бийск езжай, а потом разберемся. Я тебя в обиду не дам». Как уж разрешилась та давнишняя история, в точности не помнит ветеран. Но поскольку за тем днем пролетели еще годы и годы работы на автомобиле, его не наказали и в дезертиры не записали.

Немало потрудился Алексей Антонович сначала в колхозе, потом в совхозе. Руководство всегда доверяло ему самые сложные участки. В последние годы перед пенсией опытный водитель работал на лесовозе, где его умения пригождались лучше всего.

Несмотря на множество трудностей, выпавших на долю Алексея Антоновича, он настоящий оптимист. Не обращая внимания на старые раны, кучу болезней, без которых десятый десяток и представить трудно, он о своей жизни, о людях, с которыми пришлось жить и работать, рассказывает с какой-то искринкой задора, теплотой в голосе. Сейчас приболел чуточку -не беда, сам себя уговаривает подлечиться и дальнейшие планы строит. У него, помимо обычных забот по хозяйству, есть еще поважнее хлопоты — дети, внуки и правнуки, и пусть не все живут рядышком, но о них надо обязательно побеспокоиться, помочь по возможности. Иначе не получается — только так и умеет жить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 131 total views

Восход

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: