«И вся Россия за спиной…»

«И вся Россия за спиной…»

«…Уважение и глубокая военная любовь к уральцам и сибирякам установились потому, что лучших воинов, чем Сибиряк и Уралец, бесспорно, мало в мире. Поэтому рука невольно пишет эти слова с большой буквы».

Р.Я. Малиновский, Маршал Советского Союза.

 О кумандинце Самбаеве Жабеке из Быстрянки в «Книге памяти» сказано, что он 1886 года рождения, призван в сорок первом, рядовой, погиб в бою 6 апреля 1944го и похоронен юго-восточнее Турецкого вала Армянского района Крымской АССР. И эти три строчки не могут не привлечь внимания: Турецкий вал — это ведь на Перекопе, это же ворота в Крым, а древние ров и вал те ворота прочно запирали во все времена. И взломать десять километров прочной обороны стоило большой крови во все времена. Вот и погиб солдат, пройдя за два долгих года по дорогам войны сотни километров, сумев уцелеть даже в Сталинграде.

Откуда я знаю про Сталинград? Так ведь штурмовала-то Перекоп и Турецкий вал на нем та самая алтайская 3^-я стрелковая дивизия, о боевых делах которой на подступах к Сталинграду, в Кузьмичах и Орловке, у Котлубани и на Мамаевом кургане (а это, считай, центр города) я рассказывал в нескольких публикациях «Восхода» в сентябре-октябре 2012 года. Только теперь она уже стала Мелитопольской и Краснознаменной.

Мелитопольской дивизия стала 23 октября сорок третьего, в день освобождения ею этого города. А орденом Красного Знамени награждена как раз за прорыв Турецкого вала, к которому подошла 30 ноября: именно в этот день здесь погиб Дмитрий Чинчикеев, 17-летний (если верить «Книге памяти») па-ренек-кумандинец из Калташа. Похоронен он в поселке Сарай Джан-койского района, т.е. тоже юго-восточнее Перекопа. И еще: судя по всему и тот, и другой — добровольцы: таких, как Жабек — уже, а таких, как Дмитрий — еще не призывали на фронт… А вот тридцатилетний Данил Белеков из Усть-Кажи погиб еще на пути от Мелитополя к Перекопу 13 ноября, похоронен в поселке Калонка…

Еще в октябре-декабре того же сорок третьего через Керченский пролив кораблями Азовской флотилии на плацдарм северо-восточнее города Керчь был высажен большой десант наших войск — около 7S тысяч человек, 769 орудий и минометов, 128 танков. Там, в боях у села Баксары Керченского района погиб и похоронен старшина Василий Колмов из Чапши. А в последующих боях с января по май 1944го на пути от райцентров Армянск (освобожден через два дня после гибели Самбаева) и Джанкой к Севастополю и от города Кречь к Балаклаве погибли рядовые Павел Зяблицкий 11 января у высоты 164,5, Иван Рыжков 22 марта у села Хаджибулат, Павел Категов 6 мая в городе Балаклава: первый из них — из нашей Кажи, второй — из Соусканихи, третий — из Нарлыка.

Севастополь 3-я стрелковая штурмовала 9 мая 1944-го, к концу дня город был взят. Видимо, как раз в этом штурме и был ранен рядовой Арсений Давыдович Казагачев из Елтоша, умерший от этих ран 12 мая и похороненный у стен Георгиевского монастыря…Заголовок сегодняшней публикации — это строка из стихотворения «Перед высотой» поэта Александра Смердова, участника Великой Отечественной войны. А вот строки Алексея Суркова:

  • «Кровь застывает, по виску стекая.
  • Взгляд застилает дымка полусна.
  • И зреет бред… Так вот она какая,
  • Последняя, двадцатая весна…»

Думаю, с полным правом можно сказать, что это и о Василии Жданове, 1924 года рождения, усть-кажинцем, умершем от ран 4 мая сорок четвертого и похороненном где-то там же, в Крыму.

Автор: Виталий Докучаев, с.Быстрянка

 32 total views

Восход

Восход

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.