Курская дуга: март-апрель

Курская дуга: март-апрель

По данным советской разведки, в конце марта 1943 года гитлеровское командование в районе Орла, Белгорода и Харькова сосредоточило до 40 пехотных, до 20 танковых, одну моторизованную и одну кавалерийскую дивизии.

И.И. Маркин, полковник запаса.

 В том числе к переходу в наступление готовились главные силы «танкового тарана»: дивизии СС «Великая Германия», «Адольф Гитлер», «Мертвая голова», «Викинг» и «Райх», вооруженные новейшими танками и штурмовыми орудиями. Где конкретно они располагаются? Каковы планы германского командования и — главное -когда они начнут осуществляться?

Села Стрелецкое, Каменный Лог, Коровино и Козьмо-Демьяновка — это тот самый район тридцатью километрами северо-западнее Белгорода, где немецкие войска нанесут свой первый удар в запланированной ими операции «Цитадель». Но еще 24 марта погибнет в «бою местного значения» и будет похоронен в этом самом Стрелецком младший сержант Михаил Яковлевич Мундуков, кумандинец из Ужлепа. И в этот же день, далеко на северо-западе у деревни Липница Севского района теперешней Брянской области — Степан Дмитриевич Падгудов из Старой Барды, а у села Пассерково Дмитриевского района — ефрейтор Кондрат Могильников из Лебяжьего.

Где-то в лесу Околодном того же Дмитриевского района Курской области могила Ильи Константиновича Кузнецова, погибшего 30 марта, и «южнее Корнеевского лесничества» — Петра Алесова из Бусыгино Калташинского сельсовета, погибшего на четыре дня позднее. Еще 12 марта убит в бою двадцатилетний парень — кумандинец Николай Сафронов из Алешкино и 17-го — восемнадцатилетний паренек, его тезка Николай Зубанов из Многопольного: один похоронен у села Белое Курской области, другой — у деревни Наумовка Орловской. А еще — 10 марта — у д. Пьяново Комаричского района Орловской же области (теперь Брянской) погиб и похоронен Семен Семенович Наговицин, 1900 года рождения, из Усть-Иши. Через десять дней после гибели Алесова — 14 апреля — в г. Щигры похоронен двадцати лет от роду Василий Хренов из Соусканихи.

А вот двадцатилетнего же (если верить данным Быстрянского сельсовета) или тридцати одного года (по данным Березовского) Николая Михайловича Табакаева, судя по всему, в «Книгу памяти» записали дважды. Но разница в возрасте — это еще не все: по Березовке — он рядовой, по Быстрянке — сержант, но самое обидное то, что по одним данным он погиб 11 марта, по другим — 11 июля, т.е. либо за четыре месяца до Курской битвы, либо в дни ее перелома, когда наступление немцев выдохлось, а наше еще не начиналось.

Что вы говорите? Что могут же быть полные тезки? Так-то оно так, но в обоих случаях место гибели — большое село Тросна Малоархангельского района Курской области (только у березовцев название чуть искажено), да и Быстрянский сельсовет местом рождения указал Березовку. Так что это, по-видимому, все же один и тот же человек…Не знаю, в обычной ли перестрелке или в разведке боем, под артиллерийским обстрелом на передовой или под бомбами при оборудовании третьей или пятой линии в глубине обороны погибли названные сегодня наши земляки. Но знаю, что победа в решающем сражении на Курской дуге — и их заслуга тоже.

А потому память о них должна быть бережной.

Автор: Виталий Докучаев, с. Быстрянка

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 223 total views

Восход

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: