Пусть не гаснет огонёк нашей памяти…

Пусть не гаснет огонёк нашей памяти…

Всегда обидно, когда не успеваешь сделать что-то значимое для себя. Но вдвойне обидно и досадно, когда не успеваешь, подчас и не по своей вине, сделать то, что обещал другим. Именно эти чувства испытывала я, когда 22 мая вместе с односельчанами провожала в последний путь Клавдию Васильевну Яковлеву, бабу Клаву, как все называли эту невысокую худощавую старушку. Шли за машиной, везущей её к месту последнего пристанища, а душа отказывалась верить происходящему – как это бабы Клавы нет?

Ведь только совсем недавно, 5 мая, она приходила к нам в сельскую библиотеку на «Огонёк памяти», где наш женский клуб «Берегиня» проводил мероприятие для тех, кому слово «война» знакомо не по книжкам. Слушала наше выступление, сама рассказывала об этих тяжёлых временах, надев свои медали, фотографировалась с нами, делилась планами на будущее, ожидая свой 90-летний юбилей.
    На концерте в честь Дня Победы 9 мая она со сцены прочитала большое стихотворение с таким чувством и мастерством, что у многих на глаза навернулись слёзы. И вот как-то вдруг бабы Клавы не стало. Она сильно простудилась в эти холодные ветреные дни и тяжело заболела.
    Судьба отмерила ей немалый жизненный путь – 89 лет, но вот счастья выделить на этот срок, видно, позабыла. Нелегко и непросто дались эти годы Клавдии Васильевне. Судите сами, родилась она в деревне Смоленка (ныне ее уже давно нет на карте района) в конце 1921 года. Детство прошло в годы послевоенной разрухи, юность — в годы репрессий, когда, по словам самой бабы Клавы, ей, девчонке, было не понять, куда это за одну ночь могла деться целая семья, живущая по соседству… Да и сама Клавдия Васильевна не избежала подобной участи. В 1942 году, работая на текстильной фабрике в г. Бийске, бегала домой кормить грудью новорождённую дочь, опоздала на работу на 2 минуты – за это провела в тюрьме полгода. После войны вновь вернулась в родное село и опять работа от зари и до зари: бригадир, учётчик, бухгалтер на ферме… А дома дожидались трое своих детей и ещё сын сестры, которого вырастила, как родного.
    Шли годы, в 1966 году семья перебралась в Усть-Кажу. До пенсии работала Клавдия Васильевна кладовщиком. Да и на пенсии с отдыхом как-то не получалось: вырастила детей, внуков, заботилась о правнуках, поддерживала их, как могла, до последних своих дней. Горе тоже не прошло мимо: пришлось и ей хоронить своих родных – пятерых сестёр, троих детей, внука. И вся эта тяжесть на одни хрупкие женские плечи! Но, несмотря на все невзгоды, никто не слышал от неё жалоб на жизнь. Звали её родные жить к себе, но она не соглашалась: «А на кого я ребятишек оставлю, кто им поможет, как они будут без меня? Нет, мне даже болеть нельзя…»
    Находила Клавдия Васильевна время и силы, чтобы участвовать в мероприятиях сельского Дома культуры. Жюри, участники многочисленных конкурсов и отчётов художественной самодеятельности наверняка вспомнят её игру на балалайке – она старейшая участница художественной самодеятельности в районе. Вот такой она и останется в нашей памяти – простая русская женщина, стойко вынесшая на своих плечах всё то, что отмерила ей судьба.
    Рассказ о Клавдии Васильевне я обещала подготовить для нашей районной газеты, но болезнь и смерть не знают планов. Так, к сожалению, получилось, что очерк стал некрологом – не успела… Почему мы не всегда успеваем сказать всё доброе человеку при жизни? Прости нас, баба Клава!

Автор: Елена Пуртикас

Фото: Елена Пуртикас

 17 total views

Восход

Восход

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.