Укротитель тяжелой техники

Укротитель тяжелой техники

Четверть века для бульдозера – не возраст, если им управляет автор многих рационализаторских предложений по реставрации узлов и деталей трактора    История жизни и верности Геннадия Серкина своей профессии – лучшее доказательство того, что награда обязательно найдет своего героя. И чем труднее был путь – тем она ценнее и дороже. О похвале и благодарности он не мечтал и даже не задумывался. Да и кто заметит труд простого тракториста из далекого села Балыксы Красногорского района? Вся жизнь – в лесу, вдали от людских глаз.


«Просто душа радуется!»   Своими впечатлениями о торжественной церемонии в Администрации Алтайского края Геннадий Серкин поделился сразу после ее завершения:
   — За свой труд я уже не раз получал награды. Это и денежные премии, почётная грамота от Фрунзенского лесхоза, от управления лесами Алтайского края. Торжественное награждение, которое прошло сегодня, я буду помнить долго. Просто нет слов, чтобы описать, какие чувства я пережил, сидя в кресле в ожидании, когда объявят и моё имя для вручения награды. Очень волновался. Ведь такое событие не каждый день бывает. Столько интересных людей собралось сегодня в зале! Интересно посмотреть, кого и за какие заслуги награждали. Это люди разных сфер деятельности. Это врачи, педагоги, энергетики, работники сельского хозяйства, промышленности, транспорта, специалисты МЧС и другие. Очень приятно, что и я в этом списке. Просто душа радуется!
   На снимках:
●Высший пилотаж – достать из земли мощный корень за один-два подхода
●Губернатор Алтайского края Александр Карлин повесил на грудь нашего земляка медаль «За заслуги в труде»

«Я еще не устал…»

    Громко и раскатисто ревет бульдозер Т-170 в сосновом бору. Корчеватель ловко вытаскивает из-под земли здоровенный пень. И пятнадцати секунд не пройдет, как мощный корень сначала поддастся, а потом и вовсе очутится на поверхности. От зари до позднего вечера под оглушительный треск двигателя идет работа по подготовке площадок для содействия естественному возобновлению леса во Фрунзенском лесничестве. В тракторе – Геннадий Серкин. Он, как и сорок лет назад, в «седле» своего железного коня. Несмотря на то, что последние два года – на пенсии.
    Такое впечатление, что изнурительный физический труд не в тягость этому скромному улыбчивому человеку. «Я еще не устал, — говорит Геннадий Михайлович. – Рано мне на заслуженный отдых». Он удивлен вниманию прессы. Мол, что я такого сделал. Живу, работаю, как все. А повод, действительно, есть. Недавно Геннадию Серкину вручили краевую награду — медаль «За заслуги в труде».
«Куда иголка, туда и нитка»
    В юности мечтал молодой тракторист о службе на настоящем боевом танке. А попал на ракетно-артиллерийский крейсер «Александр Суворов». Впервые парень из сибирской глубинки увидел безбрежные просторы океана. Он быстро продвигался по службе, был примером для боевых товарищей. Почти двухлетнее путешествие в Индию навсегда осталось самым ярким воспоминанием о молодости. Ему предлагали остаться на Дальнем Востоке. Но сердце рвалось домой, в родное село, откуда ему писала незнакомая девушка Таня. Она просто решила узнать, как служится в далекой стороне. Морские будни земляка казались ей настоящими подвигами. А он с нетерпением и трепетом ждал вестей от новой подруги. Спустя почти четыре года, вернувшись домой, Геннадий понял, что любви под силу преодолеть любое расстояние. С тех пор они неразлучны. Вырастили троих детей, теперь помогают воспитывать внуков. «Куда иголка, туда и нитка, — говорит о своих отношениях с мужем Татьяна Сергеевна. – Идем рука об руку по жизни. Гена много работал, не высыпался, но каждую свободную минуту проводил с детьми, помогал по хозяйству. Даже цветы до сих пор сажаем вместе. Такой он – неравнодушный ко всему человек».
«Снегом умоешься — и снова за дело»
    На первых порах после армии на оклад в 104 рубля в должности механика лесхоза семью было не прокормить. Геннадий Михайлович попросился в трактористы, где платили в 4 раза больше. Но труд был на износ. В лесу даже техника не выдерживает положенного срока эксплуатации. Не каждый человек вынесет суровый быт зимней тайги: ночевали на нарах в бараке, не мылись и досыта не ели. Это было время, когда лес весной сплавляли по Бии. Всю зиму в тайге шла заготовка древесины. По первым холодам Геннадий Михайлович приступал «топтать» дороги, что в переводе с профессионального языка, означает делать лесные пути пригодными для мазов, груженных доверху древесиной. «Только снег припорошит, — вспоминает Геннадий Серкин эпизоды своей двенадцатилетней вахтовой службы, — начинаешь грести. Ночью спать хочется, выйдешь на улицу, снегом умоешься – и снова за дело». А четырехдневная побывка домой после десяти суток практически беспрерывной работы могла и не случится: бураны в здешних местах наглухо переметали лесные дороги.
«В деревне жизнь сложная»
    Успехами хвастаться не привык. Свои наблюдения и открытия по реставрации узлов и деталей трактора не считал выдающимися. Не придавал значения и тому, что его техника «пахала» безотказно, будто и не было ей износа. В лесхозе знают, Серкин не подведет. Починится на ходу. Любую деталь на выброс он «оживляет» по известным только ему профессиональным секретам. Его «новенький», по местным меркам, бульдозер Т-170 по-прежнему в работе, хотя и отметит скоро свой четвертьвековой юбилей. Нужно сказать, у Геннадия Михайловича особенные отношения с техникой. Он, бесспорно, чувствует ее: по звуку определяет неисправность, знает каждый болтик на ощупь. И к нему бегут за помощью рабочие, односельчане. А он от благодарности застенчиво отмахнется рукой. Друг дружке помогать в деревне принято. Вот и весь сказ. Когда расширялся поселок Фрунзе, Серкин, корчуя пни вырубленного леса, подготовил площадки для строительства нескольких новых улиц. В Балыксе занимался обустройством сельских дорог. «В деревне жизнь сложная, так хочется сделать ее чуточку легче и счастливее», — считает Геннадий Михайлович.
«Не могу без работы»
    Он привык вставать ровно в шесть утра и сразу приниматься за дело – хозяйство, огород, работа, внуки – ему всегда есть, чем заняться. Среди суеты житейских будней иногда выкраивает время только для себя – выберется порыбачить. « Когда душа просит уединения и спокойствия, я приезжаю из леса, не успею рюкзак бросить, как уже с удилищем стою, — смеется наш герой. – Думал, пойду на пенсию (Геннадий Серкин на льготной пенсии, положенной ему за вахтовую службу в тайге – Прим.авт.), буду по хозяйству справляться и на рыбалку ходить. А не получается, не могу без работы».
    Такой среди нас живет человек – Геннадий Серкин, боец невидимого многим фронта, не умеющий сидеть на месте и не привыкший отдыхать.

 3 total views

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.