«Все работы переработала…»

«Все работы переработала…»

Иногда невольно задумываешься, почему память спустя годы, а порой и десятилетия настойчиво воскрешает определенные события? Что тому причиной? И как правило, это событие может быть и не особо ярким, значимым… Вот и в памяти нашей героини жительницы Быстрянки Марии Яковлевны Фонякиной крепко засели и очень часто всплывают, как кадры немого кино, эпизоды тяжелой работы в годы Великой Отечественной войны.

«Было мне, наверное, лет 12-13, я в те годы помогала маме на ферме телят поить, — как будто вглядываясь в происходящее рассказывает Мария Яковлевна. -Только бригадир на ферму зайдет, глазами искать как будто начинает кого-то, а девчонки говорят: это он за тобой. Мне чаще остальных приходилось возить из реки воду, чтоб поить коров, потому что боевой, шустрой была, могла с быками управляться. Когда погода была хорошая, их выгоняли на водопой к реке, а когда буран был, то впрягали в сани быка, на них бочку ставили, и я шла к реке. Черпаю ведром воду в бочку, потом везу ее на ферму и так несколько раз. Вся одежда, и без того худая, обледенеет, верхонки колом встанут… Не спасал и выданный кожаный фартук». Вот эти тяжкие эпизоды, наверное, самые «популярные» воспоминания из детства, хотя порой всплывают из глубин и сотни других.

В наш район семья Беззубцевых пришла в 1930-м из Усть-Пристанс-кого района, спасаясь от голода. В семье уже умерли трое старших сыновей и родители в надежде спасти Марию и ее братишку, в поисках работы, а значит и пропитания пришли на Северную ферму, которая располагалась когда-то между Старой Бардой и Новой Суртайкой. Там требовались рабочие руки и семью приютили в бараке.

«На Северной была школ и мне даже удалось закончить четыре класса, — продолжает свой рассказ женщина, — Не голодали. У нас были огород, корова, да и деньги кое-какие родителям за работу платили. А вот когда отец ушел на войну, стало тяжко. Еще горче стало, когда в конце 1941 года на него пришла похоронка».

К труду сельские ребятишки приучались с раннего детства, так что в первое военное лето Мария уже помогала женщинам на сенокосе.

«Плачь, не плачь, а работать было нужно кому-то, — делится собеседница, -женщины косили, а нас, малышей, подгребать ставили или накладывать учили. А уже наследующее лето я помогала маме косить литовкой траву для своей коровы в логах да под кустами, где конная косилка не берет».

Рассказала М.Я. Фонякина, как голодно жилось их соседям по бараку и все из-за лени, некоторые даже умерли с голоду. Мария же с мамой перекапывали вручную небольшой огородик, выращивали картошку и кукурузу, все, что можно было вырастить из овощей, благодаря этому не пухли с голоду и не ели павший скот.

«Сосед-дедушка сделал нам зернотерку деревянную, и моей работой было намолоть на ней кукурузную муку, — продолжает Мария Яковлевна. — Мама придет с фермы, заведет тесто и прямо на печной плите лепешек напечет, картошки наварим, где молочком спасались». Еще призналась женщина, как изредка удавалось украдкой с фермы вынести горсточку соли, которую выдавали коровам, чтоб хоть иногда поесть не пресную похлебку. Летом опять же, благодаря шустрому характеру и скорым рукам, девчонке удавалось насобирать немало ягод, высушить их, что, наверное, тоже помогло пережить длинную, голодную зиму.

Несколько раз за нашу беседу Мария Яковлевна возвращалась к «яркому» сюжету с доставкой воды с реки в буран, уточняла, что возможно направляли ее на эту работу еще и потому, что одета она была многим лучше других, опять же благодаря трудолюбию. За ударную работу в вывозе сена на быках в зимнее время ей в качестве премии вручили пимы и теплую зеленую юбку. А многим просто одеть было нечего…

Полную версию читайте в газете «Восход»

Автор: Надежда МУРАТОВА.

 31 total views

Восход

Восход

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.