«Мы четко поднимались по команде…»

«Мы четко поднимались по команде…»

Сейчас, спустя почти семь десятков лет с тех пор, как началась война, ее участникам сложно вспомнить какие-то подробности тяжелых и казавшихся нескончаемыми дней Великой Отечественной. Но память по-прежнему все же сохраняет отдельные, наиболее яркие эпизоды тех дней, возможно, даже не столько факты истории, сколько пережитые в тот момент эмоции.
     Воспоминания сосновца Анатолия Михайловича Попова по-мужски скупы и коротки. В первые дни войны отец был отправлен в трудармию, и тяготы тяжелого труда он стал делить с матерью, помогая ей опекать младшую сестренку. Колхозные трудодни оплачивались тогда скудно, едва хватало, чтобы не умереть с голоду. В колхозе «Прямой путь» подросток трудился разнорабочим, берясь за все посильное.

А осенью 1944 года, не достигнув 18-летнего возраста, Анатолий был призван на службу в армию и отправлен на Дальний Восток. Прибыло новое пополнение в погранотряд, расположенный около тупиковой станции Посьет, недалеко от китайской границы — там проходили учебку. Что запомнилось ветерану — это теплое обмундирование, о котором в деревне даже и мечтать не могли. Освоил азы воинской специальности – работу с ручным пулеметом. Вскоре все, что было пройдено в теории, пришлось применить на практике.
    «Однажды ночью нас подняли по тревоге, — рассказывает мужчина. — Без каких-либо объяснений загрузили на имеющуюся технику оружие и боеприпасы и частью двинулись в сторону Китая. Никто ничего не знал о войне с Японией, но нас научили четко выполнять команды. Может, это многим и спасло жизнь. Было немало боев. Воевали с первого до последнего дня. Потом попал в другую часть, и нас отправили на Чукотку в 110-й погранотряд. Тогда в Бухте Провидения на берегу Беренгова моря наших частей еще не было. Мы обустраивались, укрепляли заставу, собирали из готовых срубов домики для жилья. Климат там суровый, сибирякам, привыкшим к морозу, было чуть легче, чем остальным. Да и обмундирование было добротным. Я там впервые узнал, что бывают меховые сапоги. Кормили нас сытно, была даже ежедневная специальная спиртовая пайка 42 грамма или 100 граммов водки.
    Офицеры здесь служили только три года, а потом им разрешали выбрать часть в любой точке СССР. Мы же без малого пять лет там отслужили. Можно было остаться, как теперь говорят, на сверхсрочную службу, и платили там хорошо — в четырехкратном размере. Мы в деревне таких денег в жизни не видели, да глупый был, домой хотелось».
    Вернулся Анатолий Михайлович в Балыксу, устроился в лесхоз и всю жизнь проработал с пилой и топором. Вскоре после армии женился на местной девушке с необычным именем Вильгельмина. Вырастили с ней двух дочерей — Галину и Светлану. А в 1987 году после смерти жены переехал в Сосновку к дочери, одному оставаться в Балыксе стало тяжело.
    «Пока ноги ходили, — продолжил ветеран, — рыбалка была любимым занятием, а теперь вот только любуюсь рекой, да когда зять рыбки наловит, полакомлюсь».
    Живет сейчас Анатолий Михайлович на самом берегу Бии и частенько выходит на берег красавицы реки, вспоминая о счастливых моментах жизни и отодвигая вглубь памяти грустные.

Автор: Надежда Павленко

Фото: Надежда Павленко

 3 total views

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.