«Помню, стою в карауле…»

«Помню, стою в карауле…»

Еще в восьмилетнем возрасте уроженец Старой Барды Гена Смолянников сполна познал, что такое нелегкий крестьянский труд. Из семьи ушел отец, и единственный мужчина (кроме него у мамы было две дочери) стал помогать по хозяйству, после уроков работал на огороде, а во время летних каникул на лошадях возил в местном колхозе «Большевик» копны и солому.
    Когда на советскую землю пришла Великая Отечественная война, Геннадию было пятнадцать. Продуктов не хватало, хлеба не было вовсе, вот и бросил парень учебу в школе и пошел работать на маслосырзавод, в одиночку мама Елена Степановна, не покладая рук трудившаяся в колхозе, прокормить семью была не в состоянии.

    — Всю осень и зиму сидели на картошке, а когда она в начале марта заканчивалась, ели что придется, — с грустью в голосе вспоминает Геннадий Дмитриевич Смолянников. – Иногда на заводе выдавали закваску и сырные обрезки, а летом варили супы из крапивы, пучек, кислицы, почти вся трава, попадавшаяся на глаза, шла в котел.
    На войну парня призвали в ноябре 1943 года. После полугодичной подготовки в Бердском учебном полку рядовой Смолянников вместе с несколькими сотнями сибирских бойцов был направлен в Белоруссию уничтожать разрозненные части недобитого врага.
    — В густых белорусских лесах в то время орудовали целые банды немецких солдат и украинских националистов, — продолжает ветеран. – Ох, и помучились мы с ними… Враг мог напасть на нас в любой момент, поэтому несли службу и устраивали рейды круглосуточно, подчас без сна и отдыха. Главное было — не попасть в плен. Бандеровцы и мельниковцы зверски издевались над русскими солдатами, живьем снимали с них кожу, ножами вырезали на теле звезды.
    Войну закончил уже в Западной Украине, откуда меня совершенно неожиданно перевели в Москву, и не куда-нибудь, а во вторую роту охраны Кремля. Молотова, Ворошилова, Буденного, Калинина видел почти каждый день, а Сталина очень редко. Помню, стою в карауле, вдруг смотрю, а по парку человек в шинели прогуливается, рост – выше среднего. Гляжу, и поверить не могу: это же товарищ Сталин! Замер, словно вкопанный, пошевелиться не могу, не дышу даже. Он мимо меня метрах в семи прошел.
    Демобилизовался Геннадий Дмитриевич в 1950 году. Вернулся в родную Старую Барду, женился, устроился охранником в госбанк, а после окончания вечерней школы прошел путь от старшего кассира до заведующего банковской кассой.
    Вместе с женой Галиной Андреевной воспитали двоих детей — сына Владимира и дочь Людмилу. Они помогают старикам во всем, правда, здоровье любящие дети вернуть родителям не в состоянии. У Геннадия Дмитриевича постоянно «скачет» давление, полностью пропало в одном глазу зрение, сильный удар для него, ведь всю свою жизнь он любил и продолжает любить чтение и рыбалку.
    — Рыбачить здоровье не позволяет, а читать трудно стало, но ничего, «скрипим» помаленьку, доживаем свой век. Главное, чтобы молодые жили долго и счастливо.
    Слова Геннадия Дмитриевича, несмотря на грустный подтекст, звучали довольно оптимистично. Он, как и любой другой ветеран, сделал все, чтобы последующие поколения русских людей родились и выросли под мирным небом. А что еще нужно человеку для строительства собственного счастья?!

Автор: Николай Муратов

Фото: Николай Муратов

 7 total views

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.