Памятник на берегу Ведуги

Памятник на берегу Ведуги

Сейчас на берегу Ведуги стоит памятник героям, погибшим за освобождение села Губарево. В колхозном саду -могила 278 бойцов и командиров.

Ф. Пронин, В. Белозерцев. Право на память.

В материале «Тихий Дон?» (№84-86 «Восхода» от 21 мая 2012 г.), рассказывая о боях сформированной в Бийске 232-й стрелковой дивизии за Воронеж, я упоминал, что в сентябре 1942 года на помощь ее 605-му полку пришлось направить и 498-ой, и 712-ый полки. Это туда, на плацдарм возле Губарево, на правом берегу Дона. И погибший в этих боях 25 сентября Степан Сазонов, 23 лет, был красноармейцем как раз 712-го стрелкового, в подлиннике его извещения о гибели сказано: «Похоронен 400 метров сев.-вост. Фруктового сада с. Губарево». Это тот самый сад, упомянутый на стр. 71-ой книги «Право на память». И Петр Квасов из Соусканихи погиб там же, в селе Губарево Семилукского района.

А вот с однополчанином Сазонова Николаем Лобачевым из Березовки сложнее. В «Книге памяти» сказано, что он 1925 года рождения, но как он мог быть призванным в сорок втором в семнадцать лет? Далее говорится, что он пропал без вести в декабре сорок третьего, но в хранящихся в райвоенкомате двух извещениях значится, что первоначально он считался пропавшим без вести «в районе рощи Клин у с. Хвощеватовки», но затем отыскался в медсанбате, и родные получили от него письмо, датированное 13 октября; а убит Николай 7 ноября все того же 1942го и похоронен в селе Новоподклетном Семилукского района (на левом берегу Дона), куда дивизия была выведена приказом командующего армией.

1140-й и 955-й стрелковые полки — не из числа алтайских формирований, но сражавшийся в первом из них 19-летний Петр Скрылов призван в Старо-Бардинском сельсовете, погиб он 1 сентября и похоронен у д. Суриково Землянского района — это самый «угол» на северо-западе Воронежской области. А вот Семена Павловича Кошкина из 955-го стрелкового в «Книге памяти» почему-то нет, хотя он тоже наш земляк, погиб 8 августа сорок второго в селе Щучье Лискинского района — это примерно в восьмидесяти километрах на юг от Воронежа. Там же в январе сорок третьего похоронен и Василий Иванович Никитин из Верх-Кажи в его двадцать лет. Кроме нашей алтайской 232-ой дивизии на подступах и в самом городе сражались и 237-я, 303-я и 309-я стрелковые дивизии сибиряков.

Нет в «Книге памяти» и Илиферия Емельяновича Зяблицкого, бойца 605-го полка, зато в ней назван Андрей Емельянович Зяблицкий из Березовки и далее — год рождения, день гибели и место захоронения абсолютно совпадают с данными из подлинника извещения в военкомате, что означает: это один и тот же человек. А похоронен он, кстати, все у той же «каменоломни в 100 метрах от берега Дона», значит — в той же могиле, что и Н.В. Коровинский из пос. Мануильского, и А.Г. Новокшенов из Макарьевского (см. материал «Тихий Дон?»).

Вместе с ними воевал Степан Николаевич Мошкин из Макарьевского, но погиб красноармеец 5ой роты 2-го батальона 605 стрелкового полка Мошкин 9 декабря сорок второго, а потому похоронен совсем в другом месте: «в роще сев.-зап. д. Струблище», если верить «Книге памяти», и д. Старо-дублище, если верить похоронке…

А Ведуга — это приток Дона с его правой стороны, возле Губарево.

Автор: Виталий Докучаев с. Быстрянка

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 211 total views

Восход

Восход

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: